19 июля 2012 г.

Герман Эпштейн: С точки зрения экономической модели SaaS существует некоторая невнятность

Источник: cnews.ru
Герман Эпштейн, вице-президент по информационным технологиям "Пивоваренной компании "Балтика" призывает относиться к облачным вычислениям «без фанатизма». В практике его компании инфраструктура на базе частного облака широко используется в штаб квартире, на нее полностью переведены 2 завода из 11. Что же касается публичных облачных сервисов, то для компаний, которые уже создали собственную ИТ-инфраструктуру, такой вариант, по мнению Германа Эпштейна, пока экономически нецелесообразен.
CNews: Как вы в целом относитесь к концепции облачных вычислений?
Герман Эпштейн: Я ко всем концепциям отношусь одинаково положительно. Поскольку я достаточно давно нахожусь на руководящих позициях , я понимаю только одно — концепции придумываю тся в первую очередь консультантами для того, чтобы заработать много денег на объяснении, зачем эта концепция нужна, и затем на помощи по ее внедрению. Это как настоящее дефлопе, ведь всем известно, что настоящего дефлопе очень мало, и те кто это не ел и тем более не знает, что это - мягко говоря, недостойные люди, Так появились ERP, MRP, BPM и прочие многочисленные трехбуквенные аббревиатуры. Теперь, видимо, трехбуквенные фантазии закончились и начались многобуквенные.
Давайте разберемся. Есть некоторая новая технология, know-how, да что угодно. Данный продукт имеет свою экономическую и технологическую нишу. Если он разумен и эффективен — он займет эту нишу, вытеснив или дополнив предшественников. Если нет, то не займет. Это никак не зависит от количества консультантов, которые будут бегать с бубнами вокруг и говорить, что в этой технологии ваше счастье. Наше отношение спокойное — мы смотрим, проверяем, тестируем. Если что-то нас устраивает, то мы берем это на вооружение. Но это общий подход, не имеющий прямого отношения к облачным вычислениям.
Мы все-таки не ИТ-компания; для нас ИТ — это не средство производства, а средство оказания сервиса. Нашей службе продаж нет разницы, осуществляются ли расчеты в облаках или это кем-то делаю тся на калькуляторе, Главное время отклика и качество информации. Используемая технология их совершенно не волнует, и это правильно. Поэтому я повторюсь, мы к технологиям относимся потребительски.
CNews: Насколько для «Балтики» значимы экономические преимущества облачных вычислений: перевод капитальных затрат в операционные, экономия за счет разницы суточного и годичного графика использования вычислительных ресурсов в разных подразделениях и так далее?
Герман Эпштейн: Что такое OPEX и что такое CAPEX и чем они отличаются? Все это вопросы, касающиеся финансового анализа , они не являются самоцелью. Перевод из CAPEX в OPEX хорош тем, что позволяет обыграть движение ликвидности. Ты не замораживаешь деньги в виде инвестиций, но взамен ежегодно тратишь больше в виде текущих затрат, эффект от данной операции достаточно легко обсчитывается.
Дополнительно здесь возникает вопрос рисков, утечка данных, взлом, надежность телекоммуникаций, стоимость телекоммуникаций . П ереход в чужие облака — это та же тема, что и аутсорсинг. Все происходит точно так же, как совсем недавно, когда консультанты били в барабаны и говорили, что за аутсорсингом будущее.
Экономия за счет централизации ИТ вещь так же утопическая, чем больше становится система, тем выше затраты на ее функционирование, появляются совершенно другие требования к оборудованию, программному обеспечению, телекоммуникациям, отказоустойчивости и т.д. Нельзя сравнивать стоимость 1 TB дисковой памяти в ПК и тяжелом хранилище данных,  стоимость размещения сервера в углу офиса и в специально созданном дата-центре и т.д.. Выигрыш идет только от задач бизнеса, от новых возможностей, которые централизованная система дает бизнесу, синергия возникает именно там.
CNews: То есть с экономической точки зрения облака получаются не очень привлекательными?
Герман Эпштейн: Здесь вопрос в том, что такое конкурентное преимущество, где находятся риски и как мы их оцениваем. Переход во внешние облака для ИТ-директора — это во многом позиция страуса: я в этом случае ни за какие риски ответственности не несу, а качество сервиса, отказоустойчивость, утечки и взломы – это проблемы той компании, которая предоставляет услуги. Конечно, SLA — это красиво, но даже самым красивым и интересным SLA нельзя покрыть все возможные риски и потери при остановке бизнеса компании.
Например, для нас стоимость дневного простоя — десятки млн евро. Разумеется, эта стоимость варьирует в зависимости от продолжительности простоя, и первый день будет стоить меньше чем каждый последующий . . Потери компании тем больше, чем выше уровень интеграции и автоматизации бизнеса. . Например, если это учетная система, то день или даже неделю простоя можно пережить. В конце концов, печатать накладные можно и на пишущей машинке или заполнить ручкой, а потом накопившиеся документы набить в систему. Но когда это нормальная современная компания (например, современный банк), что такое день простоя ИТ? Это полное прекращение работы всего бизнеса. И для нас ситуация во многом обстоит точно так же. Поскольку все процессы глубоко интегрированы и один зависит от другого, то при прекращении работы ИТ систем все бизнес-процессы разваливаются на фрагменты и перестают функционировать, тем более если мы говорим о географически распределенном бизнесе.
Предположим, мы приняли решение о 100% переходе на Office 365. Но какие это повлечет последствия для меня? Если Office 365 перестанет работать, то и все процессы в компании встанут. И что я при этом могу сделать? Воспользоваться резервной системой? Восстановиться с резервной копии? – Не смогу ничего.
Но это лишь один из возможных сценариев . Безусловно, если бы мы находились не в Российской Федерации с ее недостаточным уровнем развития коммуникаций, а в какой-нибудь стране типа Дании или Швейцарии, где наличие интернета и Wi-Fi везде и всюду — уже свершившийся факт, и мы создавали бы новую компанию и думали, использовать ли Office 365 или закупать настольный Office, то в этом случае облачный вариант мог бы быть экономически оправданным.
Но если мы имеем компанию, которая уже оплатила настольные лицензии, и ей предлагают дополнительно купить облачное решение, то возникает вопрос: будут ли выкуплены лицензии на настольное ПО? Ответ — нет. Получается, что этим переходом мы увеличиваем риски — раз, и при этом не имеем никакой экономической эффективности — два. Получается, что с точки зрения экономической модели существует некоторая невнятность.
CNews: Но это касается SaaS-решений. А как вы относитесь к облакам при размещении инфраструктуры?
Герман Эпштейн: Когда арендуются вычислительные мощности и когда осуществляется виртуализация дата-центра в чужом облаке – это другая концепция, и мы ей пользуемся. Но мы хотим контролировать риски. При этом можем контролировать свои риски, но не можем контролировать риски аутсорсера и телекоммуникационного оператора между нами и аутсорсером. То есть если ты что-то проектируешь сейчас и оцениваешь CAPEX и OPEX, то экономическая функция получается не всегда в пользу облаков.
В нашем случае, мы используем облачное решение для создания независимого резервного сайта, так называемый last chance. Да, у нас на своей территории осуществляется полное зеркалирование и полное резервное копирование. Но представим, что на нашу компанию упал самолет или произошло страшнейшее наводнение. В этой ситуации любая защита и любые дизель-генераторы — все не работает. А поскольку при этом не хочется сильно закладываться в создание альтернативной площадки, то здесь облачные технологии оказываются кстати.
В целом, публичные облачные сервисы — это пока из раздела общественной бани и тому подобного. Разумеется, общественная баня какими-то вещами лучше, но почему-то все предпочитают собственную ванную.
CNews: А если перейти от публичных облачных сервисов к частным – вы их используете?
Герман Эпштейн: Если говорить о частных облаках, то мы серьезно используем эти технологии. Существует вопрос нагруженности системы. Если оборудование используется существенно более чем на 50%, то говорить об экономической эффективности виртуализации не приходится. Но есть огромное количество систем, которые не нагружается в достаточной степени, или загружаются не постоянно. Если мы говорим о серверах, то соотношение систем, которые работают на выделенных серверах и на виртуальной платформе у нас составляет примерно 50/50, . Это действительно очень эффективное решение. Оно позволяет улучшить отдачу от оборудования, улучшает ситуацию с безопасностью, но приносит и некоторые новые риски: ты складываешь яйца в одну корзину.
CNews: При каких условиях вы были бы готовы согласиться на использования публичных облаков класса Amazon Web Services и Windows Azure?
Герман Эпштейн: Я даже не знаю. Они должны сделать что-то такое, что позволит принципиально изменить ситуацию, с одной стороны, с безопасностью и отказоустойчивостью, а другой — показать либо эквивалентность либо существенную разницу в затратах, говорящую в пользу облачных вычислений. Еще раз — я говорю уже о сложившемся бизнесе. Если ты уже денег «закопал», то тут не вырисовывается никакого экономического эффекта, в то время как проблемы очевидны и легко идентифицируются. Есть такой принцип ROEI (return on existing investments), и мы ему в этом случае следуем.
CNews: Можете ли вы подробнее рассказать о своем опыте использования частных облаков? Насколько эффективными они оказываются в экономическом плане?
Герман Эпштейн: Мы давно проводим эксперименты по виртуализации рабочих станций. У нас два завода давно переведены в облако. Но, к сожалению, опыт показывает, что, несмотря на все уверения в неизбежном счастье, оно не наступает. На практике всплывает большое количество дополнительных условий, которые не учитываются в классической модели. Это, прежде всего, вопросы надежности и отказоустойчивости. При любом сбое на централизованной платформе перестают функционировать все рабочие места компании. А как мы знаем, рабочий день человека не на 100% состоит из работы с централизованными системами. Это так в случае с теми, кто занимается выпиской накладных, но основная часть сотрудников работает — кто в Excel, кто в Word, кто в PowerPoint, а кто-то и в Autocad. И что происходит с этими людьми при простое? Все эти сотрудники перестают работать. И они не могут сделать с компьютером ничего.
Все эти факторы мы учитываем, когда проводим ежегодную ревизию своей стратегии. У нас есть 11 площадок, из которых 2 виртуализованы. И когда мы сравниваем удельные затраты между заводами, то, к сожалению, разницы не видим.
Один завод такой у нас расположен в Новосибирске. Это новый завод, мы его изначально строили по современным концепциям. Второй завод более старый, расположен в Самаре. В целом, если сопоставлять заводы с виртуализацией и без виртуализации, то у нас полностью сравнимая ситуация, одинаковые задачи, системы и количество пользователей, и результаты тоже получаются одинаковые – выигрыша нет. Нельзя сказать, что есть проигрыш — проигрыша тоже нет. Но нет и выигрыша.
CNews: Есть ли такие облачные сервисы, которые «Балтика» точно никогда не станет использовать?
Герман Эпштейн: Никогда не говори «никогда». Когда я заканчивал обучение в университете, я как-то увидел в магазине учебник, посвященный ЯМБ – языку бухгалтерских машин. Подумал: как хорошо, что мне это никогда в жизни не пригодится. И в результате три года просидел на этом языке. С тех пор произносить слово «никогда» я зарекся.
CNews: В каких задачах использование публичных облачных ресурсов, на ваш взгляд, могло бы быть наиболее уместным?
Герман Эпштейн: Все зависит от конкретной экономической ситуации и задачи, которая должна решаться. У нас полностью облачным и одновременно SaaS сервисом является CRM система ,разработанная компанией Монолит Инфо. В этой системе работает около 5000 пользователей из нескольких юридических лиц, включая компании из других стран – мы им предоставляем сервис на коммерческой основе. Так что это в чистом виде облачный сервис. Мало того, что он на виртуальной платформе — он еще и спроектирован как облачный. Но когда мы этим занимались, задача заключалась не в том, чтобы реализовать модную концепцию.
Универсальных решений, как и лекарства от всех болезней, нет. Как говорил Ленин, практика — критерий истины. Не очень современное высказывание, но тем не менее все еще актуальное.
CNews: Какие облачные продукты и сервисы привлекают ваше внимание в настоящий момент?
Герман Эпштейн: Дополнительно к вышеперечисленному, возможно, мы попробуем 365 Office, но в основном — чтобы понимать, что это такое и насколько он соответствует рекламной информации. Но я не думаю, что для России это оптимальное решение, особенно учитывая тот факт, что постоянно быть онлайн, особенно для мобильных пользователей — это недешевое удовольствие. Люди склонны рассматривать только одну часть проблемы — это губит очень многие начинания.
Возможно, мы рассмотрим и будем использовать это решение для стационарных пользователей – если у нас будет серьезный прирост, выходящий за пределы нашего существующего лицензионного пула. Для этого мы сейчас запускаем пилот, и будем смотреть, насколько результат будет соответствовать нашим ожиданиям. Но даже если мы отвлечемся от мобильных пользователей, то со стационарными пользователями тоже масса вопросов, необходимо обеспечить стабильную работу внешнего канала это стоит тоже стоит денег. . М ы должны понять, какой толщины должен быть канал, как гарантировать безопасность и отказоустойчивость. Получается, что пока вопросов больше, чем ответов.
CNews: Спасибо.

Комментариев нет:

Отправка комментария